№36. Ужин

От : | 18 комментариев | On : 28.05.2011 | Рубрика : Новости

ужин

Трагедия

одноактная пьеса

Действующие лица:

Вероника Эдуардовна, 54 года.

Егор Петрович, 47 лет.

Колька, 10 лет.

Фигура, с косой и вся в чёрном, лица не видно.

Человек, с громким голосом.

Тесная кухня, полумрак. Слева, из приоткрытого окна иногда доносятся редкие, приглушенные звуки проезжающих автомобилей. На улице почти стемнело. У окна на стене висят часы с кукушкой. Напротив окна – тёмная дверь со стеклянными вставками, возле двери – невысокий холодильник, на холодильнике стоит включенный телевизор. Возле плиты, на заднем плане, Вероника Эдуардовна и что-то готовит. На переднем плане, посреди кухни, ближе к окну, стоит небольшой обеденный стол с резными ножками. Над столом на длинном креплении висит красный абажур с бахромой, заливая только стол ярким светом. За столом сидят: Колька, Егор Петрович и Фигура. Колька – толстый темноволосый мальчуган с синяком под глазом, со скучающим видом ковыряется вилкой в тарелке. Егор Петрович читает газету, барабаня пальцами по столу. Фигура с восхищением смотрит телевизионный выпуск новостей.

Колька. Я наелся.

Егор Петрович (задумчиво). Мда…

Колька. Мам, я наелся!

Вероника Эдуардовна. Коленька, ну ещё немножко осталось, всего несколько пельмешек, доешь.

Колька. Пап, ну я целый год ем эти пельмени. Они мне надоели!

Егор Петрович. Николай, не год, а всего полгода. Мамы с нами не было, а пельмени – вкусная и питательная еда. Кроме того – это единственное, что Вы и я умеем готовить.

Колька. Но мама уже неделю дома. Почему опять пельмени?

Вероника Эдуардовна. Не только пельмени, Коленька, доешь.

Фигура. Да, доесть надо, Колян. А то скрипку не поднимешь.

Колька. Мне эта скрипка…

Егор Петрович. Что, Николай?

Колька (себе под нос). Ничего. (Громко.) Мама, я наелся!

Вероника Эдуардовна. Ну хорошо, хорошо. Сейчас будет второе.

Егор Петрович. Мда…

Фигура. Мда…

Колька. Мда…

Пауза. На плите что-то аппетитно шипит и шкворкает. Вероника Эдуардовна собирает со стола грязную посуду и расставляет чистые тарелки.

Вероника Эдуардовна. Вы обязательно должны это попробовать!

Егор Петрович (машинально). Конечно, дорогая… (Оторвавшись от чтения.) А что у нас на второе на ужин?

На сцену, в центр, на передний план, выходит человек в чёрных блестящих туфлях, одетый в чёрный костюм и чёрную рубашку с чёрным галстуком. Человек освещается направленным светом, сверху; свет над столом приглушается.

Человек (выкрикивает, растягивая слово). У-у-ужин!

Уходит, сложив руки за спиной. Освещение возвращается в прежнее состояние.

Вероника Эдуардовна (взволнованно). Ах, Егорушка, это – секрет. Вы с Коленькой должны угадать!

Колька. Мда…

Егор Петрович. Николай, следите за своими манерами!

Фигура (полностью поглощённая телевизором, переключая пультом телеканалы). Нет, это удивительно!..

Колька. Пап, я наелся!

Егор Петрович. Николай, не спорьте с мамой. И не балуйтесь телевизором.

Вероника Эдуардовна. Сын!

Колька (обиженно). Ладно, ладно…

Фигура (отложив телевизионный пульт и отвернувшись к окну). Каждый раз так.

Егор Петрович. Веронюшка, у тебя сегодня, милая, роман в редакции приняли?

Вероника Эдуардовна (смущённо). Роман – это слишком громко. Скорее повесть, милый, – всего лишь большая повесть. Да, приняли.

Егор Петрович. Пришлось все-таки переписать концовку?

Вероника Эдуардовна (сухо). Нет. Позвонила Льву Кондратьевичу – он помог.

Егор Петрович. Хорошо. Но мне тоже финал показался… как сказать… очень тяжёлым и излишне жестоким, дорогая.

Вероника Эдуардовна (Егору Петровичу, скрывая раздражение). Жизнь порой ещё более жестока.

Колька. Вы про что?

Вероника Эдуардовна (Кольке). Мы о своём, сынок. (Егору Петровичу.) Дорогой, давай потом.

Егор Петрович (посмотрев на Кольку). Ах, да… Ну как мама Льва Кондратьевича?

Вероника Эдуардовна. Возраст, Егорушка – но хорохорится. Надо бы к ним съездить.

Егор Петрович. Мда… Может, в июле, на открытие?

Вероника Эдуардовна. В июле в Риме очень жарко.

Фигура (поправляя черный капюшон, кутаясь). Смотря с чем сравнивать.

Колька. Мам, можно я завтра из школы не сразу домой? Мне Васёк обещал показать свою коллекцию марок.

Фигура. У него бассейн есть?

Колька. Нет.

Фигура. Мда…

Егор Петрович. Сами же себе и ответили, Николай. У Вас через неделю концерт – готовиться надо.

Колька. Мда…

Егор Петрович. Николай, Вы меня удивляете.

Колька. Мам, так скоро уже второе? Я спать хочу!

Вероника Эдуардовна. Всё-всё, ещё минутка.

Фигура (машинально, разглядывая на экране телевизора карту прогноза погоды). Люблю эксперименты…

На сцену, в центр, на передний план, выходит человек в чёрных блестящих туфлях, одетый в чёрный костюм и чёрную рубашку с белым галстуком. Человек освещается направленным светом, сверху; свет над столом приглушается.

Человек (выкрикивает, растягивая слово). У-у-ужин!

Уходит, сложив руки за спиной. Освещение возвращается к прежнему состоянию.

Егор Петрович (читая газету). Николай, кстати, Вы не видели Балтимора?

Колька. Нет. (Торопливо.) Убирать за ним не буду.

Егор Петрович. Николай – это Ваш кот. Почему кто-то ещё должен за ним убирать?

Колька. Ну папа!

Егор Петрович. Речь сейчас не об этом. Что с ним? Сегодня его совсем не видно.

Колька. Он под диваном сидит. (Покосившись на Фигуру с косой.) Спит, наверное.

Фигура (осторожно почесывая спину и ноги). Гад когтистый…

Егор Петрович (встряхивая газету). Ты посмотри, что обо мне пишут! Критиканы-завистники!

Вероника Эдуардовна. Что, дорогой? Не слушай никого – премьера удалась.

Егор Петрович. Нет, ну посмотрите: «масляное масло… искромётная бездарность… марш армейских сапог в балете…». (Бросив газету на пол.) Чёрт те что!

Фигура. А я привыкла.

Колька. Врёшь!

Егор Петрович. Что-о-о?! (Строгим тоном, качая головой.) Ох, Николай, Николай!.. (Делая над собой усилие, ласково.) Душенька, очень вкусно пахнет! Волшебница ты наша, что там у тебя?

Вероника Эдуардовна. Всё-всё, приготовьтесь.

На сцену, в центр, на передний план, выходит человек в белых блестящих туфлях, одетый в чёрный костюм и чёрную рубашку с белым галстуком. Человек освещается направленным светом, сверху; свет над столом приглушается.

Человек (выкрикивает, растягивая слово). У-у-ужин!

Уходит, прижав к груди скрещённые руки. Освещение возвращается в прежнее состояние.

Фигура (потягиваясь). Все готовы.

Вероника Эдуардовна (раскладывая блюдо по тарелкам). Кто отгадает – тому будет приз!

Фигура (довольно потирая руки). Да-да.

Колька (плаксивым тоном). Мама, мне немножко! Я наелся же!

Вероника Эдуардовна. Так ты не распробуешь, сынок. Надо побольше.

Егор Петрович. Мне сразу с добавкой. (Приглаживая бороду.) Обожаю твоё кулинарное творчество.

Колька. Мда…

Вероника Эдуардовна (обиженно). Сынок?..

Колька. Я просто поперхнулся.

Егор Петрович. Мда…

Фигура (нетерпеливо ёрзая). Ну?

Пауза. Егор Петрович пробует блюдо – тщательно жуёт, прикрыв глаза.

Егор Петрович. Удивительно, милая! М-м-м…Тонкий вкус, изящный аромат, достойный воспевания в стихах и в прозе! А каков цвет, композиция…

Колька (с набитым ртом). Да, мам.

Вероника Эдуардовна. Ну не надо, я уже краснею.

Егор Петрович. Веронюшка, истинная правда это – не пустые похвалы!

Вероника Эдуардовна (смущённо). Мы же все знаем, что я готовить не умею. Это мне Катюша такой рецепт посоветовала.

Егор Петрович (заметно занервничав). Милая, мы же договорились… Я тебе всё объяснил, любовь моя. Ты опять с ней разговаривала?

Вероника Эдуардовна. Нет, что ты. Вернее, да, но только как подруги. Дорогой, я тебе верю.

Колька. Папа, это та тётя Катя, которая приходила к нам делать тебе массаж, когда мама лежала в больнице?

Вероника Эдуардовна (глядя на Егора Петровича). Да, сынок, приходила. Но теперь не будет – папина спина уже в полном порядке.

Колька (грустно). Жалко. Папа мне в комнату телевизор поставил, а она мне каждый раз новые мультики приносила…

Егор Петрович (перебивая Кольку, восторженно). Ну как же вкусно! Просто тает во рту! А хрустящая корочка – шедевр!

Пауза. Все едят молча, глядя каждый в свою тарелку.

Егор Петрович. Николай, скажите…

Колька (торопливо). Да ем я, ем, папа.

Пауза. Слышно громкое тиканье часов. Абажур несколько раз моргает, гаснет, но тут же снова загорается. Вдалеке послышался и вскоре стих вой милицейской сирены.

Егор Петрович (жуя и рассматривая абажур). Просто изумительно, душа моя. Когда же ты всё сегодня успела?

Вероника Эдуардовна (сдержанным тоном). Милый, но мы же в кругу семьи должны были отпраздновать твою премьеру.

Егор Петрович (кивая). Мне кажется, что это – мясо цыпленка, немного напоминает. Дорогая, ты должна, нет, просто обязана нам хоть немного подсказать.

Колька. Угу.

Фигура. Да всё равно.

Вероника Эдуардовна (наигранно игриво). Самое главное в этом блюде было куплено на рынке недалеко от издательства.

Егор Петрович (деловито). Что-то дорогое?

Вероника Эдуардовна. Да, даже очень. (Оправдываясь.) Но на рынке гораздо дешевле, чем в магазине.

Егор Петрович. Этой подсказки нам мало.

Вероника Эдуардовна. Хорошо. Но ты только не сердись. Катюша помогла мне – съездила со мной на рынок к своему хорошему знакомому, всё сама подготовила, а мне оставалось только готовое обжарить.

Егор Петрович (сбивчиво). Милая, ну пожалуйста… она была у меня просто гримёром… у неё злотые руки, от бабушки передалось… она сама предложила…

Колька (тяжело вздохнув, глядя на еду в тарелке). Мама, а гримёры – это врачи? Они лечат спину?

Вероника Эдуардовна (выразительно поглядев на Егора Петровича). Когда как, сынок. Кушай.

Егор Петрович (виновато). Веронюшка, пожалуйста, не начинай. Я её даже уволил, вчера!

Вероника Эдуардовна (раздражённо и сухо). Мне кажется, дорогой, что ты снова что-то путаешь. Она мне сегодня ничего об этом не говорила.

Пауза. Заскучавшая Фигура то и дело посматривает на часы с кукушкой, сухим стуком отщелкивающие время. Егор Петрович, с отрешённым видом оперев голову на руку, доедает ужин. Колька в очередной раз с трудом запихивает в рот большой кусок с тарелки и продолжает усердно жевать, глядя в телевизор. Вероника Эдуардовна ест подчеркнуто неторопливо и изящно, едва заметно тряся под столом ногой.

Фигура (украдкой попробовав кусочек из тарелки Кольки, вскрикивает). Это же не фугу!!!

Колька (с набитым ртом, от неожиданности подпрыгнув на стуле). Фугу? (Поперхнувшись, закашливается.)

Егор Петрович. Что «фугу»?

Вероника Эдуардовна (удивлённо). Да, сынок… Молодец, угадал! Фугу в кляре.

Егор Петрович (с ужасом, бледнея). Фугу?!.. Помогала Катюша?..

Вероника Эдуардовна (с истеричными нотками). Ах, она для тебя уже Катюша?!

Егор Петрович (дрожащим голосом). Дорогая…

Фигура (выронив косу и воздев руки). Не фугу! Но как?!

Колька (откашлявшись). Что?

Фигура (гневно). Что?! Да ничего! (Вскакивает, хватает с пола косу и выходит, громко хлопая дверью.)

Слышны звуки падающей мебели, истошный вой кота и возня. Свет приглушается. На сцену, в центр, на передний план, выходит человек в белых блестящих туфлях, одетый в белый костюм и чёрную рубашку с белым галстуком; освещается направленным светом, сверху.

Человек (выкрикивает, призывно). Покупайте деликатесы только в фирменных магазинах!

Занавес.

Вернуться к списку текстов

Комментариев (18)

  1. posted by Мачо Вкл 29.05.2011

    Вау! Я думал они сожрут кота. Так бы прикольнее было.А они только фуганулись.

  2. posted by Мачо Вкл 29.05.2011

    Вернее недофуганулись!

  3. posted by Мачо Вкл 29.05.2011

    Точнее даже совсем не фуганулись. Оч. жаль.

  4. posted by ПроПтыц Вкл 29.05.2011

    Мачо, у Вас все в порядке?)))

  5. posted by Мачо Вкл 29.05.2011

    а чё, вфыпил горькой по случаю завершения конкурса, прочитал шедевр,дал каменты, чё не так?

  6. posted by Павел Вкл 29.05.2011

    Забавная пьеска. Только почему трагедия — никто ж не помер? И этого с громким голосом зачем было аж 3 раза выпускать, одного в конце хватило бы с головой.

  7. posted by admin Вкл 29.05.2011

    Как тяжело живется интеллигентным людям. 🙁 Так бы Вероника Эдуардовна патлы ей повыдергивала, морду лица расцарапала, а вместо этого вынуждена была натянуть улыбку и вежливо сказать что-то типа: «Екатерина! Не смейте больше спать с моим мужем!»

  8. posted by ПроПтыц Вкл 29.05.2011

    Фиг что понятно.
    А за кем смерть приходила? За всеми сразу что ли? Или за котом))?

  9. posted by Борец за демократию Вкл 29.05.2011

    А очень легко написано. Я вот пьесы не люблю, даже а театральном виде — а здесь запросто.
    /Фигура с восхищением смотрит телевизионный выпуск новостей/ — больше всего понравилось, и таких изящных находок по тексту немало разбросано 🙂

  10. posted by Наивная Вкл 29.05.2011

    А мне очень понравилось).
    Автор даже оставил читателям выбор…
    1) думать, что Катюша специально вместо рыбы фугу другую рыбку подсунула, ибо любила все-таки этого горе-любовничка,
    2) хотела все-таки Катюша отравить его, руками жены, но лопушнулась с выбором рыбки,
    3) знали ли сама жена о свойствах этого деликатеса?

    В общем — зачот!
    А смерть изумительно описана.
    Ждала бедная, когда глава семьи крякнет, а пришлось уходить восвояси ни с чем.

  11. posted by Наивная Вкл 29.05.2011

    /Фигура (выронив косу и воздев руки). Не фугу! Но как?!

    Колька (откашлявшись). Что?

    Фигура (гневно). Что?! Да ничего! (Вскакивает, хватает с пола косу и выходит, громко хлопая дверью.)/

    Как смертушку обидели))).

  12. posted by Галина Вкл 29.05.2011

    Ой, только сейчас поняла, где смеяться-то надо было)
    И теперь понятно, почему трагедия — коту все-таки не повезло((
    А ребенок-то непростой, знать, еще один преемник Ванги подрастает.

  13. posted by Наивная Вкл 29.05.2011

    Думаете ОНА кота утащила?

  14. posted by Галина Вкл 29.05.2011

    Конечно(
    А иначе — чего б ему завывать-то, бедняге! Забился под диван — и сидел бы себе спокойненько, пока черная с косой не удалилась бы несолоно хлебавши. Да и черный глашатай все-таки недоперекрасился, а это глубоко символично! Я просто уверена, что кот был такой же негативчик, черно-беленький.

  15. posted by Наивная Вкл 30.05.2011

    Котэ жалко. Пострадал ни за что(.

  16. posted by Чучундра Вкл 31.05.2011

    автору — премию.
    Вусмерть не люблю котов. Смерть — молоток. Знает, кого душить.
    А где Леданика?

  17. posted by Леданика Вкл 31.05.2011

    Интересная задумка, оригинальное и техничное исполнение. Фигура, которая «у-у-ужин» — вообще блеск. И диалоги. Да, диалоги тоже хороши.
    Небольшое замечание. В первой части текста не ясно, к чему пельмени, и почему после них еще должно быть второе. И эта часть — до «второго» — воспринимается несколько затянутой.
    Финал неожиданный, динамичный… вот только «рекламная вставка» последней фразы мне показалась несколько излишней.
    А в целом текст, безусловно, запоминается. Не знаю, как насчет «поставить на сцене», но с точки зрения литературы — весьма.

  18. posted by Skywalker Вкл 01.06.2011

    щас глупость сморожу 🙂
    Смерть очень забавная!
    И ещё очень понравилось, как умело автор, с иронией и юмором показал семейный конфликт. Вот меня вечно тянет на трагичность, а вот как можно. И ведь задевает… прям как у классика: «я спешу посмеяться над всем, чтобы не пришлось заплакать».

Добавить комментарий

Войти с помощью вашего аккаунта соцсетей: