№19. Бабушкин подарок

От : | 14 комментариев | On : 24.05.2011 | Рубрика : Новости

Маленькая «буржуйка» беззаботно трещит новой порцией паркетных плиток. Кажется, что она с уверенным и довольным видом посматривает на массивный платяной шкаф: он даст ей пищу на пару январских дней. Кресты газетных лент на окнах, за которыми свинцовый дождь, пожары и стужа. А ещё там голод, там пошатывающиеся от бессилия люди, там извивающиеся хвосты очередей. По карточкам хлеб, по карточкам сахар и даже имея на руках эти драгоценные карточки, к вечеру не все получают то, на что рассчитывали с утра.

Интуитивно расположившись рядом с единственным источником тепла в квартире, малыши-двойняшки играют на полу в коробки, довольные обманчивой сытостью желудков после столярного студня на завтрак, они счастливы этими минутами. Рядом с печкой стоит, прижавшись к стене, Маша – девчушка лет семи, худая, словно сеголетний ивовый прутик.

Она смотрит то на опустевшую кровать сестрёнки Лиды, то на кресты окон. За ними где-то далеко на фронте папка, а ближе – в городе, Серёжа, ушёл на «суточную», так и не захотел поесть.

Он теперь редко ест дома: его кормят на заводе, хотя видно по впавшим щекам – плохо кормят, но он обещает даже принести чего-нибудь вкусненького, если получится (нельзя с завода выносить свою порцию, всё нужно съедать там, всё для победы!). Маша рада за брата. Она-то помнит, как (ещё этим летом!) он мог навернуть тарелку-другую поджаристой картошки и слупить в придачу пару огромных кусков незабываемого, вкуснющего бабушкиного пирога с творогом.

Повезло, что Серёжу начали кормить на заводе как раз с тех пор, как бабушка упала на улице, потеряв на какое-то время сознание и безвозвратно – все их талоны на три месяца. Теперь Маше кушать хочется почти сразу после того, как только поели.

А Серёжка — он большой, ему тринадцать и он работает! Маша сама-то, хоть и старается не думать, но всё время только и думает, что о еде, а Сереже, наверное, было бы совсем трудно только на дурандовых лепёшках и хвойных похлёбках, что теперь чаще всего приходиться кушать им всем.

Девочка мотает головой, прогоняя захвативший её образ бабушкиного пирога, прижимает тоненькую ручонку к животу, пытаясь утихомирить раздавшееся гулкое «буль-брр-буль». Мама и бабушка просят не думать о еде. Мама говорит, что от этого кушать хочется меньше, а бабушка приговаривает: «Будет день, будет и пища».

Из-за занавески раздаётся шёпот – они опять спорят. Вот уже третий день бабушка ласково шепчет непослушными губами: «Уйду я скоро Машенька, будь маме во всём помощницей». Не плачет Маша от этих слов. Папка тоже ушёл – пишет письма, а в письмах тех – те же слова, и Серёжка каждый раз уходя, всегда их повторяет. Так принято у них.

Маму бабушка не просит быть никому помощницей, говорит про подарок какой-то, а мама от подарка почему-то отказывается.

– Наташенька, пойми, еда она для жизни нужна, в этом единственное оправдание. Когда лишь для утехи живота – то и хлебушек во грех, у нас тут другое, милая. А торфотворог это или бульон из костей собачьих или ещё что – разницы нет. Только деткам лучше то, что силу большую даёт, вот что верно.

– Нет, мама! Замолчи! Даже и не проси за детей, какой подарок! О чём ты… Да не в том дело, не в том! Какой тут арест – донести некому. Никоновы умерли с голоду, Серёдкиных месяц как похоронили одного за другим, Ильина с дочкой на руках на той неделе под обстрел попала. Во всём подъезде только мы и остались.

Маша одевается и идёт за водой на Неву. Раньше они ходили с бабушкой вместе, теперь она одна ходит. Далеко идти, мороз. До Невы санки лёгкие – скользят, не чувствуются, под горку дорога – прокатишься, так здорово! А как воды наберёшь – тяжело, да ещё если люди лежат – объезжаешь, стараешься не смотреть.

У булочной постояла, вбирая жадно ноздрями запах хлеба, легко улавливаемый на морозе. Удивилась: как это раньше лежал у них постоянно хлеб и булка в хлебнице, а вот чтобы такой вкусный запах был в доме – не помнилось, а ведь должен был быть запах, обязательно должен! Странно это.

По пути повезло – попались оброненные кем-то дощечки – собрала, аккуратно привязала, пошла дальше, радуясь нежданным дровам.

Завыла сирена. Маша спешит, поскальзывается, но волочит санки: не хочет бросать ни найденные дощечки, ни тем более бидончик с водой. Какой-то мужчина подхватывает её и устремляется прочь от опрокинутых санок. Только спустились в бомбоубежище – загрохотало.

***
Домой возвращается уже поздно вечером, еле идёт, сил уже нет, нет и санок и бидона с водой. Знает – мама не будет ругать, а всё равно очень обидно. Но запах ещё на площадке сковывает все её мысли, убивает обиду и развеивает остатки страха после бомбёжки – удивительный, сладковатый запах! В прихожей он такой сильный, что уже ничто не может заставить её перестать думать о еде. На буржуйке дымится кастрюлька, распространяя по всей квартире аромат, вызывающий у Маши слюни, от которых можно захлебнуться. В нём она улавливает привкус дуранды, крапивы, насушенной бабушкой ещё летом и ещё чего-то, вызывающего неудержимое желание сразу съесть много, не задумываясь о животе, который будет позже болеть.

– Машенька!!! – только и говорит мама, заплаканные её глаза.

– Аша-аша-ашенька, де была ты башенька! – тараторят ласковое и знакомое близнецы. Сашенька и Пашенька почему-то такие забыто-розовощёкие сегодня, что даже неяркий свет от свечей не может этого скрыть.

Обессилившая, Маша плюхается на стул. Секунду смотрит на роскошь в тарелке и, словно сорвавшись по сигналу тревоги, начинает поспешно есть, выбирая то наваристую юшку с зеленью, то кусочки. Торопится, но каждую капельку гущи, упавшую на стол, тут же аккуратно поддевает пальцем, облизывает с наслаждением. На полтарелки она прерывается, её взгляд задерживается на малышах, останавливается на пустых кроватях Лиды и Серёжи, а затем надолго упирается в расшторенный бабушкин закуток, откуда перескакивает на плачущую и улыбающуюся маму.

– Ты кушай, Машенька, кушай. Ушла бабушка, подарок вот оставила.

Автор: smolkolibri

Вернуться к списку текстов

Комментариев (14)

  1. posted by Валерий Вкл 24.05.2011

    Что это было?
    И зачем это было?

  2. posted by автор Вкл 24.05.2011

    Вы не поняли?
    Очень жаль.
    Вам не понравился текст?
    Он и не должен нравиться.

  3. posted by Мачо Вкл 24.05.2011

    Мне тоже не понравился. И не окончание, а вообще как литература. Скучно и неинтересно написано о большой трагедии.

  4. posted by Валерий Вкл 24.05.2011

    Да, автор, я не понял, что там и кого сьел.
    Как литература, согласен с Мачо, текст слаб. Нет в нем мысли главной, идеи. Что это за бабушкин подарок? Что за намеки на донос? Или уже прозрачнее делайте, или вообще убирайте… кусочки. Бабушка печень свою отдала?

  5. posted by автор Вкл 24.05.2011

    Спасибо уважаемые, с литературой полностью согласна. Дневники блокадников тоже далеки от литературы и, если так вообще можно сказать — скучны. Не было там ни увлекательно, ни интересно. А подробнее про кусочки — формат конкурса не позволяет, да и мне казалось не нужно это. Короче — умерла бабушка, дети выжили, аресты и расстрел — за каннибализм были. Ну а мысль, одна из них на поверхности — в бабулиных словах, чего тут мудрить, конкурс-то кулинарный. А я к еде, как к наслаждению — равнодушна (
    А вообще, первый раз попробовала писать «нестатичный» текст, у меня склонность к статике… комом значит вышло ((

  6. posted by Валерий Вкл 24.05.2011

    ==комом значит вышло ((==
    А Вы хотели пирог сразу? 🙂
    Нет, нет и еще раз нет — пробовать себя на таких темах — это нельзя.
    Здесь… нужен не просто профессионализм чистого класса, нужно еще много чего. Хотя бы на некую часть знания о том времени. А они, знания, черпаются из людей — но не из журналов.
    Я бы Вам очень советовал, пока есть время, попробовать себя в другой теме. Давайте о веселом чуть. Кстати, динамика в тексте есть, тут не огорчайтесь.

    ==Завыла сирена. Маша спешит,==
    Тут или-или. Не катит разное время.

  7. posted by автор Вкл 24.05.2011

    Валерий, спасибо большое ещё раз за внимание, мне на серчевских конкурсах приятно и важно услышать хоть словечко от Вас о моих «попытках». Вот об ангелах моих в «калининском золотом» — пару слов сказали, а для меня — море интузиазизма ). А о весёлом… как-то настрой нынешний не позволяет, да и в работе — завал, до 28-го вряд ли: я не могу так — р-раз и написать, таланту не хватает (

  8. posted by Тамбовочка Вкл 26.05.2011

    Отдаленно напомнило мне «Дневник Тани Савичевой»… Вообще страшно читать о блокадном Ленинграде.

  9. posted by Борец за демократию Вкл 26.05.2011

    Где-то печатали, что в блокаду несколько (да хоть и один) поваров Жданова были расстреляны за плохую выпечку булочек для завтрака. Тех, кто такие приказы отдавал/выполнял — сожрать бы вместо этой бабушки несчастной!

  10. posted by Тамбовочка Вкл 27.05.2011

    Нет, не надо никого жрать больше. А то лично меня уже мутит. К тому же тогда будет нарушен пункт 5 нашего конкурса 😉

  11. posted by Skywalker Вкл 30.05.2011

    Иногда лучше и промолчать, но если очень хочется сказать — лучше всё же выговориться, от читателя не убудет, а конкурсу прибудет.
    Думаю, примерно в таком состоянии пребывал автор…

  12. posted by Наивная Вкл 31.05.2011

    Страшно читать такое.
    Как же автор смог это написать?

  13. posted by автор Вкл 31.05.2011

    /Как же автор смог это написать?/
    Писала молча. Написала о чём захотелось. Не получилось. Простите-извините. (((

  14. posted by Вася Вкл 31.05.2011

    Ну, написала и написала. Пронзительно получилось.

Добавить комментарий

Войти с помощью вашего аккаунта соцсетей: