№18. Расплата за ошибки

От : | 12 комментариев | On : 24.05.2011 | Рубрика : Новости

Сделка

В тот день шел нудный противный дождь, и у Маши сильно разболелась голова. Она отпросилась с двух последних уроков труда и пришла домой на 2 часа раньше.

Девочка зашла в темную прихожую и прислонилась лбом к холодному котлу АГВ. Сразу стало легче, но головная боль все никак не отпускала. «Надо поесть и попытаться заснуть, пока предки на работе», — решила она. Но есть решительно не хотелось. «Спать, спать, спать…» — стучали неутомимые молоточки в висках.

Маша открыла дверь родительской спальни и, тихо вскрикнув, отступила назад – на двуспальной кровати равномерно двигались два тела. Маша сразу узнала потную, разгоряченную спину отца – такая спина была у Игоря Владимировича, когда он летом колол дрова у бабушки в деревне. Под ним, постанывая и закрыв глаза, ритмично подергивалась Машина преподавательница по сольфеджио Маргарита Петровна.

Отец обернулся, и его глаза расширились от удивления и ужаса:

— Маша, ты что тут делаешь? У тебя же занятия в школе до часу дня!

Девочка резко развернулась и, всхлипнув, молча побежала в свою комнату. Минут через 10 за окном звонко зацокали каблучки Маргариты Петровны, и почти тут же в детскую зашел отец.

— Мама уехала на неделю в командировку, — как бы оправдываясь, робко произнес Игорь Владимирович, застегивая непослушными пальцами на груди рубашку.

Маша молчала.

— Маняша, у меня будут большие неприятности, если ты ей все расскажешь.

— Шуба и ботфорты, — процедила девочка сквозь зубы, не оборачиваясь. – Мне нужна белая шубка и сапожки выше колена.

— Так ты ничего не скажешь маме? – сразу засуетился отец.

-Не скажу, не бойся, — презрительно ответила дочка… Ей недавно исполнилось пятнадцать, и она многое понимала если не своим умом, то рано созревшим телом.

Отца Маша боготворила. Маму, строгую и холодную красавицу Елену Александровну, — боялась и не любила. И вот мир рухнул – у отца есть другая женщина…

Маша смотрела в окно, дождь все еще шел. По стеклу медленно стекали капли воды, и по лицу девочки бежали ровными дорожками слезы…

С этого дня жизнь в семье Волошиных изменилась. Нет, внешне все было, как и раньше – прогулки с родителями по выходным, ежедневная проверка уроков, частые ссоры отца и матери. Вот только на сольфеджио Маша попросила сменить преподавателя, да стала больше дерзить родителям и пропадать у подружек.

— Вырастили тунеядку, родители ей нужны только чтобы денег дали, — с обидой говорила Елена Александровна.

Игорь Владимирович фальшиво-бодрым голосом просил дочку почаще бывать дома.

— Тебе через год поступать, надо уже определяться с вузом, — как-то сказал отец.

— Хочу в Москву, — зло прищурившись, бросила Марийка.

— Маняш, но у нас сейчас нет таких денег. Все финансы мы пустили на строительство нового здания для фирмы!

— На ботфорты и шубу нашел деньги, значит, и на Москву найдешь, — с вызовом сказала девочка.
Деньги нашлись.


Москва бьет с носка

Говорят, что Москва бьет с носка… А еще она не верит слезам. Машу Москва пнула так, что девушка долго не могла прийти в себя. И дело было даже не в учебе — училась она легко, геодезию очень любила, преподаватели часто хвалили симпатичную первокурсницу из далекой российской глубинки. Однако все это было не то… Маше нужны были деньги. Много денег.

Она и сама не могла толком объяснить, зачем ей это. Просто хотелось красиво жить, стильно одеваться, ездить на шикарной машине и иметь богатых ухажеров. Такие желания, возможно, возникают в голове почти у каждой молоденькой девушки. Но Маша хотела этого так истово, что, казалось, ей нет равных в этом вопросе.

К зиме фирма родителей разорилась. Деньги на Машину карточку стали приходить с большой задержкой, а то их и вовсе не было. Маша часто голодала, но домой она твердо решила не возвращаться. А тут еще однокурсник Женька подкатил к ней с заманчивым предложением:

— Машка, нам с Серегой предлагают недорогую квартиру. Пойдешь к нам третьей? Будешь готовить и убирать, а мы за тебя платить будем хозяйке.

Девушка согласилась. Ей уже до смерти надоела жизнь в общаге, запах жареной селедки, приставания корейца Кима, комната на пятом этаже с шестью койками и шумными развратными девчатами. Она за полчаса собрала вещи и под завистливые взгляды соседок навсегда покинула стены общежития.

Хозяйничать Маша любила. Уж что-что, а любовь к порядку у нее была с детства. Серега и Женька выделили ей небольшую комнату, а сами разместились в просторном зале. По выходным молодежь ходила в кино, пили пиво, гуляли по Москве. Маша готовила на всю ораву, прибирала в квартире, мыла посуду, иногда спала с Женькой, когда Серега уходил в библиотеку. С деньгами у всех было туго.

Как-то, спрятавшись во время сильной грозы на остановке, девушка прочитала объявление: «Требуется массажистка. Опыт работы не обязателен». Внизу оставалась одна полоска с номером телефона. Маша оторвала ее…

— Приходите завтра в 18.00 на собеседование, — назвав адрес, строго сказала по телефону женщина лет сорока.

На следующий день Маша долго выбирала, что надеть. Наконец она остановилась на сером классическом костюме и туфлях-лодочках. Теперь, сидя в мягком кресле в кабинете директора (той самой строгой женщины), девушка немного нервничала. Ольга Эмильевна была одета в облегающее платье, на груди у нее было огромное декольте, и, как показалось Маше, начальница была без нижнего белья.

— Работать вы будете с 14.00 до полуночи, — рассказывала Ольга Эмильевна. – Оплата сдельная. Оклад – 500 долларов, плюс процент и плюс премия от клиента. Это если вы хорошо сделаете массаж, — многозначительно произнесла она.

— Да-да, конечно, — поспешно согласилась Мария. Ей и в голову не могло прийти делать массаж плохо. На курсах массажисток их учили работать на совесть.

— С завтрашнего дня на работу, — резко произнесла директриса и встала, чтобы проводить девушку к выходу.

На следующий день сразу после учебы Маша понеслась через пол-Москвы на новое место работы. Первым клиентом был пожилой мужчина лет 60. Девушка старательно делала ему массаж, разминая дряблое тело. Когда массаж подходил к концу, старик быстро развернулся и схватил Машу пониже спины.

— Иди ко мне, моя амазоночка, я покатаю тебя на своей палочке. – Левой рукой старик стал разрывать пуговицы на Машиной блузке. Правая рука мужчины уже проникла под ее трусики и жадно ощупывала нежную девичью плоть.

Девушка жутко испугалась. Но в это время старик задергался, застонал и затих. Сдерживая рвотные позывы, Маша, рыдая, побежала в туалет. Когда она вернулась, в комнате никого не было. На столе лежали деньги. 30 долларов.

Взяв деньги, девушка села на кушетку. В голове билась мысль: «Надо уходить отсюда поскорее!» Но в это время открылась дверь, это Ольга Эмильевна привела нового клиента.

— Машенька, это наш постоянный клиент, обслужи его по высшему разряду, — подмигнула директриса.

Молодой бизнесмен оказался не чета старику – он трудился над Машей больше часа. Девушка под конец совсем обессилела и только ждала, когда же наконец все закончится… Когда она поднялась с кушетки и стала дрожащими руками натягивать на себя одежду, молодой бизнесмен сказал:

— Я буду приходить к тебе по выходным. В это же время. Надеюсь, ты в следующий раз будешь поприветливее ко мне, — с этими словами он вложил Маше в руку стодолларовую купюру и вышел.

Так началась для Маши совсем другая жизнь. Аркадий оказался щедрым и страстным любовником. Он снял для девушки отдельную квартиру, часто покупал ей красивые вещи и украшения, заставил уволиться с «работы». Это длилось больше года. А потом Аркадия убили в очередной бандитской разборке. Маша осталась одна в большой квартире без средств к существованию.

Учебу она давно уже бросила, и назад в институт ее не приняли. Серега с Женькой жили с двумя смазливыми кубанскими девчонками, а дома родители затеяли бракоразводный процесс.
И Маша опять вернулась к Ольге Эмильевне…

Расплата за ошибки

Теперь у девушки было все – деньги, поклонники, красивая одежда. Но с появлением всего этого как будто исчезло из ее жизни самое главное. А что именно – Маша не могла понять.

И вообще, в последнее время она стала сильно утомляться, у нее немели руки, болела спина и мелькали перед глазами черные мушки. Пару раз Маша падала в обморок. Однажды это увидел Женька и силком потащил ее к врачу.

— Жень, пройдет, это обычное переутомление, — вяло отмахивалась от парня девушка.

Но врачи так не считали… Последовали многочисленные обследования, анализы, собеседования. Это длилось почти год. Маше становилось все хуже…

— Рассеянный склероз, — наконец-таки вынес вердикт пожилой профессор. Но Маша не поверила.

-Я здорова, — твердила она.

И в то время, когда надо было горстями пить таблетки, она занималась йогой и искала советы нетрадиционной медицины…

В эти тяжелые для Маши дни и состоялось ее знакомство с Пашей. Молодой врач влюбился в девушку чуть ли не с первого взгляда. Молодые долго разговаривали, бродя по вечерней Москве. Однажды они зашли в ресторан.

— Что ты хочешь? — спросил Павел девушку.

— Я никогда не ела лазанью, — ответила Маша.

Паша заказал лазанью. Она была выше всяких похвал – сочное мясо с кусочками обжаренных помидоров, пармезан, ароматный чеснок и специи, тонкие листья лазаньи… Маша ела и не могла наесться. Соус стекал у нее по подбородку, но она не спешила его вытирать.

— Ты так жадно ешь, словно в последний раз, — грустно сказал Паша. И почти тут же без всякого перехода добавил: «Выходи за меня».

Через месяц они тихо расписались в маленьком ЗАГСе на окраине Москвы и стали жить вместе на съемной квартире. Состояние Маши катастрофически ухудшалось. Но она не торопилась начинать лечение. Павел возил ее по врачам, уговаривал лечь в больницу, ругался, но Маша была непреклонна: «Это недоразумение, скоро все пройдет, и я поправлюсь».

Один опытный профессор посоветовал Маше родить ребенка. Через год пришла в этот мир Сонечка. Почти сразу после родов Маша стала плохо видеть. Теперь управляться по хозяйству стало намного сложнее. Маленькая Сонечка требовала все время грудь, капризничала и плакала. Маша нервничала. С каждым днем ей было все труднее и труднее передвигаться по квартире. Она почти никуда не выходила. Паша гулял после работы с ребенком, готовил, убирал.

Несколько раз приезжали по отдельности Машины родители. Они хотели забрать дочь и внучку к себе, но молодые были категорически против.

На семейном совете было решено переехать в небольшую двушку к Пашиным родителям. Кроме мамы и папы, там еще жил брат с семьей. Но деваться было некуда.

В двушке они прожили три года. В семье начались скандалы. И Маша приняла решение забрать Сонечку и уехать к матери. Так они и живут втроем. Сонечка растет. Красивая кудрявая девочка с бездонными голубыми глазами. Ей будет скоро четыре…

Эпилог

Я встретила Елену Александровну 1 мая. Она быстро шла за руку с маленькой девочкой, и не ответила на мое приветствие. Я догнала ее. Она отвернулась и сжала губы. Оглянувшись, я увидела девушку в инвалидной коляске. Был парад. Играла веселая музыка, а я стояла посреди парка и плакала навзрыд. Мне очень хотелось подойти к Маше, но я не знала, как… Как она отреагирует? О чем будем с ней говорить? Господи, помоги.

— Лучше сделать и жалеть об этом, чем не сделать и потом мучиться, — прочитала мои мысли сестра.

— Девушка, не плачьте, вот возьмите шарики, — подбежал ко мне какой-то незнакомый парнишка и протянул целую охапку разноцветных воздушных шаров. Наверное, это был знак Свыше… Я взяла шары и нетвердым шагом направилась к девушке в инвалидной коляске, вспоминая по пути наше детство, веселые игры, девичьи разговоры…

Шаг первый – вот мы познакомились с Машкой на подготовке в 1986 году. Была холодная зима, мы играли во дворе и я попала снежком в окно завхоза. Маша взяла вину за разбитое стекло на себя.

Шаг второй – в первом классе надо было принести на урок рисования черную бумагу. В магазинах ее не было, но учительница отобрала у нас портфели, влепила по «единице» в дневник и отправила домой. Мы сидим с Машей на остановке, обнявшись и рыдая, и обдумываем планы мести.

Шаг третий – на выпуском в третьем классе Маша была шахматной королевой, я вспоминаю фотографию нашего дружного 3-го «Б» и замедляю шаг.

Шаг четвертый – у Маши день рождения, и мы с Катюхой воруем в киоске блок жевательной резинки «Тип-топ» и торжественно дарим любимые жвачки нашей подруге…

Шаг пятый – Маша перешла в другую школу, но мы по-прежнему видимся и общаемся.

Шаг шестой — иногда тайком от родителей Маша достает из подвала дорогие ликеры. Мы пьем «Амаретто» и закусываем его дорогущим горьким шоколадом. На дворе – трудные 90-е, но нас это не смущает.

Шаг седьмой, последний – мы с Катюхой провожаем Машу в Москву.

— Будешь богатой и знаменитой, не забывай нас, — кричим мы в окно уходящего поезда, сложив ладошки рупором…

Я подошла вплотную к коляске и протянула Сонечке и Маше воздушные шары. Елена Александровна смотрела на меня с тихой ненавистью. А Маша… Маша меня не узнала…

инвалидное кресло

Вернуться к списку текстов

Комментариев (12)

  1. posted by Валерий Вкл 24.05.2011

    Что-то неправильно тут.
    Конец идет от имени автора, автор рассказывает, как все было. Это понятно (эпилог — чудесен, может именно потому, что автор знает, как все было).
    Но в таком написании — кто рассказал автору, как было раньше?
    Умалчиваю у куче иных нестыковок… Но нужно четко определиться: либо автор рассказывает от своего имени (и то, что видел, знает), либо убирает эпилог, который здесь чужой (хотя и самый живой).

    ==Рассеянный склероз==
    У этой болезни «немножко» иные симптомы.

  2. posted by Мачо Вкл 24.05.2011

    Рассеянный склероз это заболевание мозга, а не последствие проституции. Причём здесь расплата-не понимаю. Ну, либо автор хотел сказать, что бог наказал за неправедную жизнь.
    Но и при праведной жизни знаю множество примеров. Неудачная концовка.

  3. posted by Автор Вкл 24.05.2011

    А тем не менее, ребята, эта история взята из жизни. К сожалению…
    Лишь немного изменены некоторые детали и, естественно, имена. Все было именно так.
    Что касается симптоматики РС, то погуглите, плиз. Именно разнообразие и индивидуальное проявление симптомов рассеянного склероза не дает невропатологам возможность правильно поставить диагноз и выявить раннее развитие болезни.
    Здесь только правда. Очень горькая.

  4. posted by Мачо Вкл 24.05.2011

    История-то из жизни, это было сразу понятно, но только оценку ей дал автор. И оценка эта неправильная. А симптомы -вещь второстепенная.

  5. posted by Валерий Вкл 24.05.2011

    Уважаемый автор! Никогда не оправдывайтесь тем, что «это — из жизни».
    Есть правда жизни, есть художественная правда.
    Если в тексте вторая — это литература.
    если первая — публицистика.
    Автор имеет право создавать свой мир на свое усмотрение.
    Главное, чтобы там была правда. Художественная 🙂

  6. posted by Борца за демократию Вкл 24.05.2011

    Автор, Вы не обижайтесь — но мне показался ваш рассказ родом из 80-ых годов прошлого века. Когда только выяснилось, что в стране есть проституция и проститутки. Когда только обнаружилось, что дети могут шантажировать родителей. Когда только узналось, что массаж может быть не только «полезным», но и «приятным». Ну и тд.
    И вот такие рассказы печатали хранящие верность красным идеалам журналы — мол, смотрите, что с вами будет на развратно-буржуазном пути!

  7. posted by Анатолий Вкл 25.05.2011

    Грустно это все, конечно.

    Но, с одной стороны автор претендует на обективное изложение, а с другой — уже в названии содержится неявное личное осуждение героини.

  8. posted by Мачо Вкл 25.05.2011

    Мало того осуждение, а даже и злорадное удовлетворение.
    Вот,мол,большего хотела-в Москву уехала, и где ты теперь?
    А мы здесь остались и тихой сапой, особо не выпячиваясь, можем сейчас морализовать и ещё рассказывать тут как мы тебя любим и жалеем. Понятно,почему мать так ненавидит автора. И абсолютно в этом права.

  9. posted by Автор Вкл 26.05.2011

    А вы не задумывались о том, что это расплата родителей за свои ошибки? Ни о каком осуждении и речи быть не может

  10. posted by Мачо Вкл 26.05.2011

    Жестокий,вы автор. Хуже в жизни нет зверя,чем моралист.

    А возможно ещё очень молодой и жизни не знаете. Тогда это вас прощает. Но если не задумаетесь над тем,что вам тут написали, непременно будете жизнью биты.

  11. posted by Тамбовочка Вкл 26.05.2011

    Я посчитала — автору лет 30: «Шаг первый — вот мы познакомились с Машкой на подготовке в 1986 году…»
    Невероятно грустная история. Эпилог вообще жесть.
    Мачо, может быть, хватит во всех постах клеить ярлыки на людей? А ты возомнили прямо себя Высшей Инстанцией. А сами недалеко от автора «Расплаты…» ушли. Тсссссс

  12. posted by Skywalker Вкл 30.05.2011

    После «— Мама уехала на неделю в командировку, — как бы оправдываясь, робко произнес Игорь Владимирович» почему-то сразу подумалось, что расплачиваться за свои ошибки будут отец и мать.
    Далее всё длинное повествование меня не покидала эта мысль и потому раздражали подробности о массаже и прочих Машиных «приключениях»… в итоге, вот честно, так и не понял я морали, которую автор явно хотел донести. Подтверждение своей мысли — о расплате родителей, не увидел, Машу (вроде как) автор тоже не желает наказывать за ошибки (её? родителей?). **запутался**

Добавить комментарий

Войти с помощью вашего аккаунта соцсетей: