№12. Картошечка! Карабумбия!!!

От : | 34 комментария | On : 22.05.2011 | Рубрика : Новости

Ай, горячий этот титан, Баба же говорила! Обжёгся, ну вот…

А красиво там за дверцей – огонь горит, настоящий, угольки какие красивые, так бы и смотрел и смотрел, а тут стакан наливать надо. И стакан теперь не донести, палец больно.

— Дяденьки, а у вас можно тряпочку попросить? Я отдам.
А вы в дурака играете? Можно к вам? Я умею, в переводного, а Баба не любит.

Ну вот, почему так всегда на меня смотрят? Ну не хотите играть и не надо, стакан майкой оберну, донесу.

— Баба, Баба, я обжёгся, несу кипяток, несу!

Какой этот поезд неудобный, качает и всё время на чьи-то ноги натыкаешься – тут такие все длинные, что ли, что у всех ноги в коридор торчат? Неудобно.

А тут вот здорово как, надо и мне так сделать – взяли и натянули простынь от нижней полки и до верхней, и возятся там, смеются.

Здорово! Надо так же сейчас сделать.

— Ты чего встал? Чего пялишься? Не видишь – уединились люди?

— Да я не пялюсь. Я тоже так у себя на полке сделаю. Пока!

Баба, Баба, принес, вот! Мне три ложки положи. А, я около титана второй стакан забыл, сейчас я сбегаю.

* * *

Поезд нервно раскачивался на быстром ходу, улетали назад столбы и елки, кричали за окном товарные встречные. Вчера был холодный, но солнечный Петрозаводск, сегодня – дождливый Ленинград, где стояли целых полчаса, а сейчас за окнами тянулась глухая еловая лесополоса да сороки покачивались на проводах, не обращая внимания на поезд.

— Михаил Львович, скажите, – обратилась к мужу благоговевшая его супруга, — можно ли сказать: “купе плацкарта”?

— Ядвигочка Павловна, “купе плацкартного поезда”, я думаю, а ещё лучше – “купе плацкартного вагона”, милая, дай мне… я только погрузился – тут интереснейшая, знаешь ли… — и снова нырнул в свою книгу.

— Мы предпочитаем на самолете, — церемонно известила пожилую соседку, сидевшую напротив, Ядвига Павловна, — но в этом году Михаилу Львовичу его коллега-профессор, — она выдержала паузу, — должен срочно передать в Харькове гранки своей книги – для вычитки.
Михаил Анатольевич – главный рецензент (снова пауза), поэтому нужно было срочно… – она обвела презрительным взглядом “купе плацкарта” и передёрнулась. — Он будет работать и в отпуске, у нас номер в санатории Академии наук. Ну а вы, милочка, вы, наверное, всё время плацкартой?

— Дак куда как нам ещё… Я ведь санитарка, в энтерологическом, – пожилая соседка, по свойству всех путешествующих, легко пустилась в рассказы о своем бытьи. – На девяносто-то рублей на самолете, чай, не налетаешь, да пенсию по инвалидности, вот мы с Васенькой и в плацкарте.
…Я там уточку уберу, там подотру, сям – у нас ведь энтерологическое, сами поймёте, ну… там ведь тяжелые, а санитарок-то мало, вот мне кто принесет рубель, или даже три – и выношу, выношу, спасибо им. Господи…

— Уточки?.. — переспросила профессорская Ядвига, не понимая, но тут с верхней полки свесился Васенька:

— Баба, а Баба… Баба…

— Что, Васенька?

— Баба, а скоро остановка?

Будто отвечая на его вопрос, проводница где-то в другом конце вагона объявила, зло прокашливаясь:

— Бологое подъезжаем через пятнадцать минут, кто там выходит – тринадцатое-четырнадцатое места. Пятнадцать минут, стоянка семь минут – и хлопнула своей дверью.

— Баба, а можно мне пирожок купить? – и, будто предчувствуя отказ, сразу заканючил, — Ну Баба, ну он десять копеек, ну недорогой, ну пожалуйста… – профессорша пристально осматривала его, подняв верхнюю губу.

— Васенька, я сама схожу, ты ещё потеряешься, от поезда отстанешь, полежи тут, — отвечала женщина, поднимая сиденье своей койки и роясь в вещах. – Вот, слава Богу, мелочь недалеко хоть запрятала.

— Ну Ба-а-аба, ну я не маленький, я не заблужусь, — продолжал канючить Васенька, и та согласилась, но с условием: — пойдём вместе.

Васенька запрыгал по ступенькам, спускаясь со своей полки, не забыв прихватить ногой и ту, что была через проход, у боковых мест и, конечно, упал. Пожилая женщина бросилась к нему, заранее причитая, но он уже нёсся по коридору, подпрыгивая и крича во всё горло:

— Мы е-дем на мо-ре, на мо-ре, на мо-ре! Моребумбия-карабумбия!!!

— И как вы справляетесь, дама, — покачала головой Ядвига.

Та привычно вздохнула, чуть развела руками: — Ну а как же: свой ведь, родной, как не справиться, и не с такими справляются, а Васенька у меня хороший, озорной, конечно, но общительный такой – видите (она выглянула в коридор) – уже с мужчинами какими-то познакомился.

Васенька вернулся в их конец вагона, все так же вприпрыжку, напевая про свою карабумбию, и спросил:

— Баба, а как рыло чистят? Там дяденьки в карты играют, трое из соседнего вагона пришли играть к одному нашему, и который из соседнего вагона карту из кармана доставал, а я говорю: — Это нечестно, ты мухлюешь, а они заволновались и он мне говорит: — Я сейчас тебе рыло начищу – и я убежал. А как рыло чистят, а, Баба?

Даже Михаил Львович оторвался от своей книги, а Ядвига Павловна невпопад, но с укоризной обратилась к соседке:

— А наш Марик заканчивает Консерваторию по классу фортепиано, — и отвернулась к окну.

Женщина зашептала что-то в ухо Васеньке, он сидел, расстраиваясь все больше, но тут между вагонами загрохотало и за окном потянулась платформа с целой кампанией старух с зелёными эмалированными кастрюлями.
Энтерологическая санитарка и Васенька двинулись по коридору, их обогнали, роняя чемодан, пассажиры тринадцатого-четырнадцатого места, недовольная проводница отомкнула дверь и вышла вместе со всеми на платформу.

* * *

Старухи обступили вышедших, предлагая наперебой домашние пирожки по гривеннику, малосольные огурчики, а самая толстая из них, с огромной кастрюлей, таинственно указывала на пар, валивший из под крышки и в восторге закатывала глаза:

— Милок, иди сюда, иди, с самого Мурманска небось горячего не жрамши, иди, смотри какая у бабушки картошечка.

Васенька подошёл, деловито поднял крышку, тут же выронил её – горячая!, но на него успело пахнуть таким жаром, таким укропом и смородиновыми листьями из огуречного рассола, прошенными поверх “для скусу”, что он сразу побежал с криком: — Баба, баба, давай картошечки, я картошечки хочу!

— Три рубля, – отчеканила старуха, понимая, что торговаться уже не будут. – Я вам масла положу ещё, гляди, — она поставила, закряхтев, кастрюлю, достала откуда-то целлофановый пакет с комом домашнего желтейшего масла и стала накладывать рассыпающиеся картохи на бумажные буфетовские тарелки.

— Держи, дочка, – обратилась она к Бабе, держи, вот, смотри: картошечка, вот тебе укропчика, вот огурцов два, малосольные, и вот масло, держи, – а сама накладывала вторую, — сейчас, у вас минуты три ещё. Вот тебе вторую – эй, милок, вот возьми, а то мамке-то твоей не донести две.
Шесть рублёв с вас.

— Да как же… – Баба растерянно оглядывалась, уголки рта её скорбно опустились, — да помилуй тебя Бог, как шесть? Рублей! Да картошка ж!

— Ты давай-давай, тебе от Мурманска твоего нежрамши горячего – и до самого Симферополя (боевая старуха хорошо знала расписание поездов) – ещё и благодарить будешь. Небось, в вагоне-ресторане-то не питаетесь. Да там пока приедешь, да пока устроисси, да распакуисси – сухомятку есть? Давай пять с полтиной.

Женщина отсчитала мелочью, проводница уже в голос ругалась и грозила закрыть дверь, но успели. Пронесли по коридору, оставляя за собой неимоверный укропно-масляный дух, внесли в купе – а Ядвига Павловна резала там сургучного цвета палку твёрдой колбасы.

— Ой, дефицит у вас какой — а мы тут картошку взяли, прости Господи, на пять-пятьдесят, – уже даже радостно объявила ядвигина соседка.

— Михаил Львович, вы спуститесь, или вам подать наверх, — не отвечая, поинтересовалась у мужа Ядвига. С верхней полки донеслось что-то неразборчивое, и она решила: наверх.

— Угоститесь картошечкой, соседка, Ядвига Павловна, — женщина радушно улыбалась, а Васенька смотрел на свою тарелку как завороженный и шумно нюхал.

— Баба… А Баба… Я первый раз ем картошку такую?

— Нет конечно, милый, это же картошка простая, только вот спекулянты… ой, ну да ладно – ну нет, Васенька, это просто картошка.

Васенька продолжал смотреть на тарелку; масло таяло, протекая жёлтыми струйками между сахаристыми жёлтыми клубнями, два колючих огурца ему представлялись зелёным лугом, укропинки – деревьями, а желтая лужица масла на верху картофельной горы – Солнцем.

— Нет, Баба, я такую картошку первый раз ем, — заявил он, и принялся, улыбаясь во все стороны и чавкая, уплетать спекулянтское кушанье. – Баба, а море какое, синее как эта сумка (на столике лежала ядвигина маленькая сумочка, из которой та доставала фольгу). – Вот смотри: это море, это Солнце, это пляж… – перечислял он.

Даже Ядвига как-то им залюбовалась.

— Васенька, ну ты же был на море, — укоризненно отвечала Баба. И в прошлом году мы с тобой ездили, и в позапрошлом. Да, вот такое вот синее; она, стесняясь, показала на сумочку.

— Всё, я доел! – объявил он и унёсся по проходу, во весь голос опять напевая: — Картошечка-карабумбия, мы едем, мы едем на море, на море!..

Михаил Львович наклонился с верхней полки, половина его бутерброда была аккуратно обернута фольгой. Не зная как обратиться к соседке, он совсем уже было собрался назвать ее коллегой, но спохватился и заменил привычное обращение на “Э-э-ммм…”:

— Скажите, если это… не очень вас заденет, э-э-э… уважаемая, а сколько, собственно, лет, ммм… Васеньке?

Он всё-таки сконфузился и поджал губы, напустив на себя сочувствующий вид.

— Сорок, Михаил Львович, сорок уже Васеньке моему. А так-то – восемь, — отвечала Баба, не смутившись вопросом. – Поздний ребёночек он у меня, вот и что-то там… не разбираюсь я… Доктора говорят: остановка развитости, а по-простому: как исполнилось восемь лет, так и остановился, только рос как взрослый, – она собирала картофельные крошки со стола. – Вот и восемь, а как выглядит – столько и лет ему, сорок, Михаил Львович.

И не помнит ничегошеньки: как на море был – не помнит, что картошку вчера ел не помнит, счёт не знает, буквы…

А и Господь с ним, он хороший у меня, чисто ангел – вот поёт бегает; посмотрите он у меня какой, — и даже с какой-то гордостью посмотрела на Васеньку в коридор.

Вернуться к списку текстов

Комментариев (34)

  1. posted by Мачо Вкл 22.05.2011

    Описано всё замечательно,прям живая картинка, но только картинка — и всё. Ведь автор чего-то же хотел нам сказать?
    Но,увы,не сказал.

  2. posted by Мачо Вкл 22.05.2011

    Но по-сравнению с тем, что я сейчас прочитал, безусловно, это шедевр.

  3. posted by Галина Вкл 22.05.2011

    Мачо, да будет Вам.
    Хороший душевный рассказ, и условия конкурса соблюдены. Правда, «знаки» про еду я не подсчитывала, да и надо ли? Первая встреча с кушаньем есть, блюдо описано со вкусом, интрига есть, зацикленности именно на еде нет. Неужели автору надо было прямой речью сказать, смотрите, мол, господа хорошие, и учитесь любить и быть счастливыми?

  4. posted by Мачо Вкл 22.05.2011

    Прямой речью-не надо. Но то, что про любовь-это я из вашего камента понял. Наверно, со мной не всё в порядке.

  5. posted by Тамбовочка Вкл 22.05.2011

    Отличный рассказ. Впечатлило… А почему бы и не любовь? К Васеньке, к миру, к людям. Открывать для себя каждый день новое (пусть оно и было уже) — не это ли одна из составляющих счастья!?
    P.S. Мачо, у Вас дети есть? Простите уж за нескромность…

  6. posted by Мачо Вкл 22.05.2011

    Уже и внуки…

  7. posted by Тамбовочка Вкл 22.05.2011

    Ну тогда Вы все подзабыли 😉

  8. posted by Мачо Вкл 22.05.2011

    Вот когда у Вас они будут, Вы вспомните, какую, извините,глупость вы сейчас написали. И сей рассказ тоже о внуке. Но только основную мысль сразу не ухватишь-не хватает в нём чего-то главного.

  9. posted by Тамбовочка Вкл 23.05.2011

    Про глупость пропущу, обидеть не хотела 😉
    Мачо, но это же не о внуке рассказ, читайте внимательнее, а не через строчку! Это о материнской любви, о терпении: «Поздний ребёночек он у меня, вот и что-то там… не разбираюсь я…»
    Чистый Васенька и Марик из косерватории, добрая Баба и церемонная Ядвига Павловна, крутая колбаса и простая картошечка… Это необъяснимо. Прямо-таки Россия и Запад

  10. posted by Мачо Вкл 23.05.2011

    Комментарий от Мачо — 23.05.2011 @ 00:21
    65

    Конкурс конечно позитивный, настолько позитивный, что я уже стал думать, а вааще те ли это люди пишут, что присылали на конкурс Калинина свои работы, которые отличаются как небо и земля. Если же это только те, чьи работы он снял, то совершенно очевидно, что он правильно это сделал. За сим удаляюсь, чтобы не портить светлый облик этого конкурса.

    Но всё же надеюсь, что будет кого награждать.

  11. posted by admin Вкл 23.05.2011

    Мачо, теперь под всеми рассказами будете это сообщение оставлять? 🙂

  12. posted by Мачо Вкл 23.05.2011

    Не хотелось опять каментировать, ну если уж спросили, то под некоторыми другими мои каменты уже есть, писать-то особо нечего пока. А этот камент я скопировал, отвечая предыдущему оппоненту. На мой взгляд только про Назгуль можно сказать, что это литература,правда сильно смахивающая на Чингиза Айтматова.
    Желаю всем здоровья.

  13. posted by admin Вкл 23.05.2011

    Хм…. не поняла: в 16.07 и в 2.46 разный Мачо пишет?

  14. posted by Мачо Вкл 23.05.2011

    Мачо один и тот же. Просто, ещё раз повторю, что » картошечка» написана живо и образно, но лично мне, я это подчёркиваю, это моё мнение, не хватает жизнеутверждающего трагизма. Помните,как один великий человек сказал: «Жизнь есть трагедия. Ура!» 4слова,а сколько в них смысла. Вот мне не хватает этой яркости, потому и не понял я автора. Как то это размыто.

  15. posted by Борца за демократию Вкл 23.05.2011

    Рассказ сильный. Очень.
    В корне с Мачо не соглашусь. Вам нужен жизнеутверждающий трагизм? У меня был перед глазами живой пример такого трагизма. Мальчика там звали иначе, и остановилось его развитие не в 8 лет, а в 10 месяцев. А памперсов тогда не было, если что. И мать его в коляске до 19 лет возила. И кроме матери, кто на такое способен? Муж сбежал (естессно), когда ребенку полтора года исполнилось. В 19 мальчик умер. Мать умерла через год. У нее был рак, диагноз поставили за 5 лет до смерти, и сказали — немного вам осталось, не больше года. Она жила, пока мальчишка жил. А как он жил? Пускал пузыри и агукал. А для нее — жил.
    Не знаю, такое описывать тяжело. Автор — вы очень сильны, что смогли.

  16. posted by Мачо Вкл 23.05.2011

    У меня тоже такая знакомая семья была. Так что я в курсе- что это такое. И я не говорю об этом несчастье, а говорю только о тексте. И моё мнение может не совпадать с вашим.

  17. posted by Борец за демократию Вкл 23.05.2011

    Конечно, мнения могут (должны?) быть разными. Я вот думаю, что автор фразы «Жизнь есть трагедия. Ура!» трагедий подлинных в своей не видел жизни. Ну или мало видел. Или шкуру толстую имел. Или тупо лукавил.
    Рассказ ведь здорово написан, разве нет? Что вы хотите — чтобы Васеньке еще и ноги под поездом оторвало для концентрации конфликта?
    Для меня еще признаком мастерства второстепенные персы являются. У Солженицина в «Раковом корпусе» есть похожая на Ядвигу и Михал Львовича парочка, не помню, как их зовут.
    А картошки реально захотелось, причем именно такой, как описано. Пойду варить 🙂

  18. posted by Мачо Вкл 24.05.2011

    Вы меня поражаете, Борец за демократию. Автор фразы Гений мирового значения- Бетховен. Который жил и умер в страшной нищете, оглох, но продолжал писать гениальную музыку и дирижировать оркестром. Всю его тяжелейшую жизнь в двух словах не расскажешь. Да и в этом тексте есть эта мысль,только выражена очень слабо.

  19. posted by Валерий Вкл 24.05.2011

    Мощно и сильно.Мне кажется, у этого автора набралось подобных рассказов на книгу. Если так — то это будет хорошая книга о любви.
    Замечания свои мелкие я в топике высказал, здесь добавлю еще вот: обращение жены к мужу по отчеству… нет, у меня не катит. Никак. И зачем? Эта пара — как лубочная картинка на живом фоне.

  20. posted by Мачо Вкл 24.05.2011

    Да, эта пара ненатуральна.

  21. posted by Борца за демократию Вкл 25.05.2011

    Ну вот. Не знаю, кто сказал «Жизнь есть трагедия. Ура!». А это сам Бетховен, оказывается.
    Все равно не могу согласится с этим высказыванием. Может, оно для Бетховена броней было какой-нибудь. Нищета+тяжелая болезнь, а на выходе — великая музыка, как-то же надо защищаться. Гении вообще не создают правил, они же исключения из них.

  22. posted by Мачо Вкл 25.05.2011

    Ещё раз прочитал и всё равно про любовь только в последней фразе прорезалось. Маловато будет. Хотя рассказ,конечно, хорош.

  23. posted by Skywalker Вкл 28.05.2011

    Вот что очень понравилось — автор просто великолепно подчеркнул разницу между детской «душой на распашку», которая уцелела (увы) из-за болезни, и между душами-масками взрослых. И кому ещё лучше — неизвестно.((

    Этого существующего в реалии жизненного трагизма вполне достаточно, без каких-либо дополнительных конфликтов ради литературности.

    Про любовь? Да, наверное, и про неё говорит автор, тут и про смысл жизни можно прочесть между строк, когда на одной волне.

  24. posted by Мачо Вкл 28.05.2011

    Между строк-это что-то от советских газет. Трагизм понятно есть -в страшной болезни. а вот любви мало.

  25. posted by Вичка Вкл 28.05.2011

    Да весь рассказ о любви Бабы к своему Васеньке — жертвенной и безоглядной.

  26. posted by Мачо Вкл 28.05.2011

    Ну, она есть, да за бытовыми подробностями не шибко видна,только в конце проскальзывает. Впрочим,я уже говорил,что написано хорошо.

  27. posted by Вичка Вкл 28.05.2011

    Да как не видна? Даже покупка горячей картошечки у спекулянтки — это любовь. Вот именно в быту любовь и ощущается острее всего — в поступках, в мелочах, а не в словах.

  28. posted by Мачо Вкл 28.05.2011

    Ну, не стоит спорить. Если автор пробудил вашу фантазию-это его заслуга.

  29. posted by Skywalker Вкл 28.05.2011

    //Трагизм понятно есть -в страшной болезни. а вот любви мало.//
    Мачо, вы вообще поняли апчём я ?

    Вот что за тяга такая у здоровых людей видеть в болезнях других трагизм?! Где в главном герое трагизм или у Бабки — где трагизм? Счастливы оба. А вот энти соседи — те да, здоровые, успешные и трагичные на голову )))

  30. posted by Мачо Вкл 28.05.2011

    Не приведи кому бог такое счастье… Не просто так говорю, а со знанием дела.

  31. posted by Мачо Вкл 28.05.2011

    Смирением это называется и милосердием.

  32. posted by Борец за демократию Вкл 28.05.2011

    Думаю, что в данном случае трагизм и счастье не исключают друг друга. Хотя, конечно, мнение Мачо мне более понятно.

  33. posted by Skywalker Вкл 28.05.2011

    Нда-аа, я тоже со знанием… все мы тут со знанием дел,особенно по части дел не своих… И в чём же вы углядели смирение Васеньки? А Баба в чём смиренна?
    милосердие, да — согласен, от слов образующих согласен, а не от жалостливости, к которой частенько приравнивают.

  34. posted by Вася Вкл 31.05.2011

    Простенько, но со вкусом. А вот то, что Васенька оказался не дитем, — это лишнее, пришпандыренное. Или не надо было этого уточнения, или надо было развить сюжет после того. А так — развел сердобольных серчанок на поохать, да и только.

    Все равно молодец. Не выёживаешься в словесных изощрениях — уже приятно. Желаю победы.:)

Добавить комментарий

Войти с помощью вашего аккаунта соцсетей: